Александр Чуприн: «Мы можем стать первыми даже в Москве»

Мы продолжаем беседовать с яркими представителями иркутского бизнеса, которые активно участвуют в развиити Иркутского отделения «ОПОРЫ РОССИИ». О новых подходах к частной медицине и важности мужского здоровья рассказывает основатель Первой мужской клиники Александр Чуприн.

Александр, скажите, что для вы вкладываете в понятие предпринимательство?

Это иной уровень ответственности. Я в системе государственной медицины проработал 15 лет, защитил кандидатскую, и все те годы, каждый день, я понимал что медицина должна быть другой. Я каждый свой отпуск, вместо того чтобы где-то отдыхать, я ездил куда-нибудь на учёбу. Смотрел, слушал, анализировал, набирался опыта и знаний. И записывал в блокнот постепенно, как я вижу по-настоящему правильно организованную клинику, в корне отличную от государственной. А в 2010 году представилась возможность воплотить в жизнь планы об открытии своей клиники. И я этим шансом воспользовался.

Но перед этим в жизни случились несколько важных профессиональных перемен. Так как я в первую очередь доктор, я давал клятву Гиппократа и работал помогать людям, а бизнесменом становиться, не планировал. В 2005 году один товарищ предлагал пойти к нему работать на должность, никак с медициной не связанную и с зарплатой в разы больше моего тогдашнего заработка. Согласился, поработал одно лето и лишний раз убедился, что мое предназначение — все же лечить людей. Я вернулся в профессию и принял единственно верное решение — поехал на учебу в Москву, в отличную большую частную клинику. Там у меня сложился образ того, как я бы сделал собственную клинику.

Ещё такой момент: в России, да и вообще в мире нет такой специальности, как мужской доктор. Есть гинекологи, репродуктологи, акушеры-гинекологи и многие другие специалисты, занимающиеся здоровьем женщин. Да, есть врачи-андрологи. Но в классификации медицинских специальностей это обозначение фигурирует только в одном месте — уролог-андролог, который занимается детьми. То есть специалист педиатрического профиля. А для тех, кто перешагнул планку в 18 лет, доктора по мужскому здоровью формально нет.

Это, на самом деле, нонсенс. Несмотря на то, что продолжительность жизни мужчины меньше, больше стрессов, инфаркты м инсульты чаще, и много других проблем, сказывающихся на здоровье. По первому образование я дерматовенеролог. Но я понимал, что для специализации на мужском здоровье этой специальности недостаточно. И потому прошел обучение по урологии и андрологии, закончил ординатуру по организации здравоохранения, затем в Москве обучался по эндокринологии. Это был минимальный объем знаний и компетенций, которые понадобились, чтобы комплексно заниматься лечением мужских проблем со здоровьем.

В чем заключалась идея, которая легла в основу вашей собственной мужской клиники?

Я решал несколько задач. Если говорить глобально, в медицинских институтах учат, как лечить и мужчин, и женщину. Но узкого специалиста по мужскому здоровью, повторюсь, нет. И еще, в институте не учат правильно общаться с пациентами. Условно говоря, в системе государственной медицины стандартный прием длится 15 — 20 минут. За это время нельзя в полной мере войти в доверие к пациенту — слишком много нюансов тот должен рассказать, чтобы у доктора в голове сформировалась картина его реального состояния. Ведь по определению Всемирной организации здравоохранения, здоровье — это сочетание физического, психического и сексуального состояния организма.

Чем занимаемся наша медицина? Врачи в целом сейчас лечат бумажки с анализами. Наш подход к лечению совсем иной, принципиально другой. Во-первых, мы занимаемся реальным лечением, и можем не только сохранить мужское здоровье, но и откорректировать нарушения гормонального фона, минерального баланса и общего тонуса. Если у вас, условно, «сели батарейки», мы их зарядим. Если вы ходите в спортзал, но нет результатов — мы это исправим. В Иркутске нет других таких мест, куда вы можете обратиться с подобными проблемами мужского здоровья.

Мы занимаемся сложными случаями. То, что наш комплекс услуг был катастрофически востребован в Иркутске и за его пределами, стало понятно с момента открытия клиники. К нам пришли тысячи мужчин, в том числе с вот такими толстыми медкартами. Первые два года работы были сложны тем, что нужно было вникать во все эти многостраничные истории болезней, а затем понять, почему другим врачам не удалось помочь и вылечить. На старте нам важно было показать, что мы можем и умеем. Заработать репутацию. Было сложно, но мы справились с этой задачей, и справляемся до сих пор.

На каких принципах строится работа вашей клиники и какие управленческие решения вы применяете в управлении бизнесом?

У нас подход к каждому нашему клиенту индивидуальный, но при этом стандартизированный. Формировался единый подход, как принимать принимать пациентов, как общаться. Вместе с нашими врачами мы разработали универсальную опросную карточку, которые задают пациенту. Всего там порядка 200 вопросов, опросник заполняется вне зависимости от настроения и врача, и в комплексе формирует в голове у доктора полную картину. Это наша уникальная эффективная разработка, которой мы с командой очень гордимся.

С учетом сложности задач, которые мы ставили при открытии клиники, соответствующим образом формировалась и команда врачей. У нас каждый доктор практические имеет несколько дипломов, чтобы быть разносторонним специалистом, и быть способным оценить состояние пациентов со всех возможных сторон. Мы собрали сильную команду. И в сочетании с авторскими методиками у нас получился по-настоящему уникальный продукт. В базе у нас за эти годы заведены карточки по 13,5 тысяч мужчин. Причем не только из Иркутска. К нам специально прилетают из Хабаровска, Новосибирска, Красноярска, других крупных городов, даже из Москвы. Это, я считаю, лучший показатель.

Как часто к вам приезжают коллеги из других городов и регионов, чтобы изучать ваш опыт?

Да, наш подходы к работе интересны очень и очень многим. Мы в принципе сделали, без преувеличения, первую в России мужскую клинику. И это не пустые слова. За последние годы я посетил более 30 зарубежных клиник в разных странах и имею понимание, как устроена мировая медицина. Ко мне приезжали американские доктора и высоко оценивали наши успехи. В какой-то момент, еще до кризиса, мы решили упаковали наш бизнес во франшизу.

У нас хотели купить франшизу на пять клиник в Москве. А перед этим мы сделали анализ столичного рынка. Выделили 10 лучших клиник, в каждую из которых я пошел, как пациент. И по итогу этих визитов убедился, что даже в Москве мы реально можем взять первое место на рынке. Но эти амбициозные планы не исполнились, ситуация в экономике резко поменялась. Но я считаю, что всё что не делается — к лучшему. Сейчас я прорарабатываю другой проект, чуть более высокого уровня, чем есть наша клиника сейчас. Чувствую, что мы, как профессионалы, уже понемногу перерастаем даже собственный уникальный формат.

Понятно, что вы занимаетесь не только сложными, но и очень деликатными случаями. По опыту обращений клиентов, с какими нарушениям здоровья чаще всего к вам обращаются мужчины в последнее время?

Мы все чувствуем, что скорость жизни не лучшим образом сказывается на нашем здоровье. Мы все время куда-то спешим, меньше общаемся, меньше спим, больше едим, экология ужасная, в продуктах — множество химии и канцерогенов. Такой безумный ритм жизни приводит к тому, что кортизол (гормон стресса) нас каждый день буквально начинает убивать. Я вижу карточки многих пациентов, и вижу как гормонального фона с каждым годом только падает, падает, падает….

Грубо говоря, мужчина ещё не достиг сорокалетнего возраста, а уже в климаксе, когда показатель тестостерона в организме ниже 12 нмоль/. А ведь этот гормон который определяет психическую физическую и сексуальную активность мужчины. Упадок сил у современных мужчин — это большая проблема, и имеет она чисто физиологическую причину. Но мы в клинике, к счастью, умеем с этим работать и восстанавливать показатель тестостерона на нужную высоту.

В декабре прошлого года вы вошли в состав Совета Иркутского отделения «ОПОРЫ РОССИИ». Какую роль организации вы видите в формировании делового климата в нашей области?

Действительно, бизнес-сообщество в Иркутске и области нельзя назвать единым. Можно сказать, что его фактически нет как единой площадки. Мы, элементарно, мало кто знает о делах друг друга. А без этого трудно выстраивать и развивать партнерские отношения и защищать свою репутацию. К примеру, наша клиника очень добросовестно ведет дела, работаем уже много лет и реально помогает тысячам пациентов ежегодно. А в то же время на рынке регулярно появляются откровенные мошенники, которые своими действиями подрывают авторитет частной медицины. Более того, воруют даже названия, вплоть фирменный стиль уважаемых клиник. В том числе у нас.

От подобного поведения страдают все — и клиенты, и добросовестные клиники. В нынешнем положении приходится постоянно доказывать и людям, и коллегам, что с нами можно иметь дело, что мы ответственно относимся к своим обязанностям. Деятельное бизнес-сообщество в Иркутске, действующего в рамках «ОПОРЫ РОССИИ», могло бы решать вопросы репутации своих членов. То есть стать инструментом реальной защиты от недобросовесных конкурентов, что в Иркутске как никогда актуально.